Український богословський сайт Контакт
ГОЛОВНА ПУБЛІКАЦІЇ БІБЛІОТЕКА АУДІО ВІДЕО ФОТО ФОРУМ БЛОГЕРИ ОСВІТА
Богословські розвідки 
15.10.2022 (https://kondratio.livejournal.com/tag/Иов)
Краткий комментарий книги Иова
kondratio
1. Апофеоз книги Иова

Итак, господа, будем потихоньку начинать изучать книгу Иова.
Эта книга безусловно самая сложна и самая глубокая в Библии. По ней есть множество исследований. Но, как и с Апокалипсисом, большинство исследований как минимум слабы, а чаще всего ошибочны. Это тот случай, когда деревья исследованы намного лучше, чем лес. Отдельные детали иногда скрупулезно изучены, но общая картина и общий смысл очень мутный. А нам важна как раз общая картина, и мы ее в первую очередь и будем пытаться вырисовать, ведь имея представление об общей картине, о лесе, - деревья, то есть детали, нам будут видится в лучшем свете.
Сначала сделаем ряд примечаний тезисно, чтобы понимать с чем мы имеем дело:

  1. Книга Иова – это религиозный текст религии единого Бога. Какого Бога? В книге этот Бог именуется Яхве.

  2. Однако книга Иова — это книга не народа Израиля и не религии Моисея. То есть это книга неизраильского культа Яхве: того же Бога что и у иудеев, но иной чем у иудеев формы религии.

  3. Книга Иова создана до выхода евреев из Египта и получения ими Закона Моисея. В книге нет и намека на евреев и на Завет с Израилем. Однако книга написана либо в Палестине, либо в областях возле нее. То есть была бы уже Тора – ее в книге не могли бы не упомянуть. То есть книга Иова – это, если не принимать во внимание апокрифы, - самая старая религиозная книга религии Яхве.

  4. Книга Иова рекордсмен Библии по количеству самых древних слов иврита, слов которые больше нигде не употребляются и слов смысл которых наиболее неясен. Изначально этот текст существовал на каком-то западносемитском языке. Разные исследователи предлагают разные версии – то ли на древнеарабском, то ли на угаритском, то ли на арамейском. Потом, при чем тоже очень давно, эта книга переведена на библейский иврит. Но тогдашние переводчики очевидно уже имели неясности с переводом ввиду древности текста. Поэтому существовало несколько таких версий-переводов.

  5. До нас дошли две с половиной версии. Первая - это масоретский текст на иврите. Вторая – это текст на греческом в составе Септуагинты, и есть еще на 1/6 короче текст на греческом, но греческие тексты между собой близки. Однако же между масоретским и греческим текстами существуют большие различия, которые влияют на общий смысл книги.

  6. Книга Иова содержит в себе и вставки. Наиболее вероятная вставка это огромная (20% текста) речь Элиуя, которую скорее всего вставили уже во времена иудейского царства. Однако эта вставка к счастью, есть она или нет, принципиально (в отличии от разных версий текста на иврите и греческом) ничего не меняет.

  7. Книга Иова, хоть и не принадлежит к чисто израильскому культу, всегда была и остается авторитетной среди иудеев. Иова упоминает пророк Иеремия.

  8. Иов скорее всего это потомок Исава, сына Исаака, который продал первородство Якову. То есть Иов потомок Авраама и Исаака, но не принадлежит к народу Израиля. Вполне вероятная версия того, что Иов это идумейский царь Иовав. А события книги, скорее всего происходили во времена, когда племя Якова находилось в Египетском плену.

Книга Иова написана в форме популярного на Ближнем Востоке жанра теодицеи. Еще из шумерских и древнеегипетских времен дошли до нас многочисленные произведения, как правило диалоги или полилоги, в которых рассматривается тема оправдания богов.
Суть такова. С человеком случилась беда. Он ищет ответа – почему так произошло. Он зла не делал, все жертвоприношения и прочие ритуалы условной Иннане-Иштар проводил, но на него боги свалили несчастья. Более того - он не один такой невинный страдалец, а с другой стороны полно примеров, когда негодяи и богохульники живут припеваючи горя не зная. И человек задается вопросом – почему он исполняющий заповеди богов страдает, а всякая сволочь банкует. Тема обсуждается вместе с другом, и в конце концов они не получают однозначного ответа на вопрос и приходят к выводу, что богам виднее, и человеку не все дано знать из их промысла.
Чисто формально, книга Иова идет тем же сюжетом. И подавляющее большинство толкований книги также не выходят за рамки сюжета о ближневосточной теодицее. Мол был праведник Иов, но Бог поспорил с дьяволом и Иова подвергли страданиям. Он от Бога не отрекся, но все же пытался спорить с Богом. К спору подключились друзья, и спорили долго и нудно. В конце концов Бог явился Иову, все расставил по полочкам. Иов понял, что он неправ, что с Богом спорить нельзя, смирился, и все закончилось хеппи ендом.
Во-первых, все не так. Теодицея Иова совсем иная, чем та же египетская или вавилонская. Но сама теодицея, это условно только 10% смысла книги.
Во-вторых, книга изобилует глубочайшими рассказами о Боге, человеке, творении, дьяволе. Демонология Иова самая полная в Библии. О Звере 666 мы узнаем у Иова больше чем в Апокалипсисе. У Авдеенка все эти моменты прекрасно раскрыты.
И в-третьих, книга Иова — это не только теодицея и теологическая энциклопедия. Это еще и целостный рассказ, цельная смысловая картина. Эту картину мы и будем пытаться раскрыть.
В других статьях мы будет разрабатывать этот вопрос. Но сегодня мы сделаем первый шаг. И будем говорить о самом главном.
Структура книги тройственная. Пролог «в прозе», поэтическая часть, и эпилог также «в прозе». «В прозе» мы берем в кавычки, ибо там все поэзия, но наиболее ярко она выражена в центральной части.
Мы уже с вами говорили, что в отличии от индоевропейской литературы, где самое важное выносится в конец произведения, древняя ближневосточная литература, особенно поэтическая, самое важное ставит в середину рассказа. И книга Иова не исключение.
Вообще такой подход поиска самого главного в книге Иова почти не применяется. Наверное, это потому, что мало кто знает структуру библейской поэзии, также все мы привыкли мыслить логикой индоевропейской литературы. Но больше всего сбивает с толку то, что книга заканчивается большой и очень содержательной речью Бога к Иову. А если говорит Бог – то это и есть самое главное в книге. Нет, это не так. Самое важное, апофеоз книги находится в ее середине. И не нужно напрягаться его поисками. Сам Иов говорит, что самое важное в его истории:
«О, если бы записаны были слова мои! Если бы начертаны были они в книге, резцом железным с оловом, - на вечное время на камне вырезаны были!» (Иов.19:23-24).
Иов не говорит даже, что слова Бога нужно в первую очередь увековечить, а записать следует совсем другое. Именно это и является апофеозом и осью текста. А все что до и все что после, даже речь Бога, это раскрытие, разворачивание этого смысла.
«А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!» (Иов.19:25-27).
Это синодальный перевод с масоретского текста. Иов говорит о всеобщем воскресении во плоти в будущем и что воскресит всех Спаситель, и от этого знания и веры истаивает, смиряется его сердце.
Конечно же не все согласны с таким переводом. Этот текст довольно сложен для перевода, вероятно древние переводчики также имели с этим трудность. Существует мнение, что такой перевод навеян христианством, а на самом деле Иов имеет в вуде иное. И вообще идея о воскресении всех в теле очень поздна, возникает ближе к началу новой эры.
Но, во-первых, в уже во времена конца Первого Храма эти идеи были – см. видение Иезекииля о костях. Да и раньше некоторые намеки найти можно. Так что даже если не принимать Христа как Спасителя, это не значить что автоматически не верить в спасение и воскресение из мертвых.
А во-вторых, поищите дословные переводы с иврита и сами увидите, что хоть и с некоторым трудом, но смысл воскресения из мертвых там просматривается довольно ясно. Многие ученые над этим работали и подтвердили это.
Еще более ясно этот смысл выводит греческий текст. Напомню, что греческий перевод осуществлен иудейскими учеными за два века до Христа. Так что тут христианство нечего приплетать.
Но тему с разбором текста этого стиха Иова я начал для иного. Читаем греческий текст. Есть перевод Юнгерова, есть Авдеенка, есть подстрочный перевод. Так или иначе в нем есть одно разительное отличие от переводов с еврейского, на которое не все обращают внимание:
«Я знаю ведь, что Вечный существует, намеревающийся избавить меня на земле. Да восставит/воскресит кожу мою, вытерпевшую это – ведь от Господа это мне исполнилось. Это я в себе самом хорошо знаю; это глаз мой увидел, а не другой. Все же мне исполнилось в утробе».
Мы видим, что тут почти все то же что и в переводе с иврита, кроме времен глаголов. Нет упоминания что Иов Бога увидит плотскими глазами, а это заменено другим словооборотом. Это типичная черта не только греческого перевода Иова но и всей Септуагинты. Живя в языческом окружении евреи, переводя на, грубо говоря, языческий язык - греческий, очень боялись чтобы читатели не отождествили Яхве с каким-то примитивным языческим божком, поэтому всячески урезали антропоморфные моменты. Еврейский же текст Библии очень прям и не боится ни суровое слово употребить, ни использовать натуралистические образы. Поэтому они почему-то побоялись в этом стихе писать о видении Бога глазами Иова. Однако дальше, в 42 главе, где Иов опять говорил о видении Бога глазами, то греческий текст это уже прямо переводит и не боится.
В греческом тексте используется прошедшее время. По синодальному, да и подавляющему большинству других переводов, Иов еще в будущем увидит и воскресение во плоти, и Бога увидит, в будущем все это исполнится. А в греческом варианте, в середине текста, еще до речи Бога и тем более до прихода Спасителя и всеобщего воскресения, Иов уже все это увидел и в его утробе это исполнилось. А это две большие разницы. И какой вариант принять?
Начнем с того, что «не все так однозначно» и с еврейским переводом. Глаголы библейского иврита не имеют времени в том смысле, как знаем его мы. Действительно имперфект еврейского глагола в Библии чаще используется для настоящего или будущего времени. Но нередко его использование и для прошедшего. Конечно есть некоторые правила определения времени имперфекта, но они не железобетонные и переводчику приходится принимать сложное решение исходя из его собственного понимания контекста и вообще исходя из того какого духа этот переводчик.
Также в еврейском тексте есть тенденция принижения Иова, по сравнению с греческим. И в этом случае вполне возможно та же тенденция: еврейский текст говорит, что Иов еще увидит, что он трепещет и смиряется, и истаивает его сердце, а греческий что Иов уже увидел, что уже исполнилось в его утробе. Статус Иова в греческом варианте стиха явно выше.
Наконец с точки зрения элементарной логики, греческий вариант менее вероятный, чем еврейский.
Какой вариант выберем мы? И вообще, как при работе с еврейским и греческим текстами мы будем поступать при разночтениях, ведь как мы уже писали таких разночтений немало, и они принципиальные?
Мы будем разбирать оба текста параллельно. Если различия принципиальные, мы будем брать те, которые ближе христианскому мировоззрению. А если даже с точки зрения христианского мировоззрения нет полной ясности, мы будет выбирать вариант наиболее невероятный, наиболее безумный с точки зрения ума и логики мира сего, ибо Христос распятый - это безумие с точки зрения мира сего.
В случае с центральным стихом Иова, мы принимаем наиболее христианский и наиболее невероятный вариант, который говорит, что Иов знает о Боге-Спасителе и будущем воскресении из мертвых, и этого Бога-Спасителя с воскресением плоти он уже видел и в его сердце это уже как-то свершилось. Как Бога можно увидеть? А никак, но: "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Иоан.1:18). Теперь понятно Кого увидел Иов своими глазами.
Именно такое понимание нам позволит увидеть общую картину книги Иова, и с помощью нее эту книгу в более ясном свете переосмыслить.


2. Иов - кто это?

Это второй предварительный раздел о книге Иова. Но если в первом разделе мы больше говорили с чем мы имеем дело. То теперь нужно вкратце, точнее самое главное, узнать о том, с кем мы имеем дело.
Об Иове одноименная книга говорит очень много. Его биографию и описание мы знаем очень подробно, не хуже, чем Давида или Моисея.
При первом взгляде персонаж Иова вызывает позитивные эмоции, даже восхищение. Читатель недоумевает зачем Иов страдает, сопереживает ему, в конце испытывает с ним радость. Иов и его история ставит перед человеком важные религиозные вопросы.
Однако при глубоком изучении Иова, имея за собой определенный багаж теологических знаний, образ Иова начинает откровенно пугать. Пугать своим масштабом и духовным потенциалом, пугать своим дерзновением.
Греческий текст постоянно смягчает остроту рассказа и дерзновение Иова. Еврейский текст имеет тенденцию урезания образа Иова, его умаления. Талмудическая традиция вообще выдвигает богохульную мысль, что книга Иова — это притча, а самого Иова никогда не существовало.
Разберемся в вопросе.
Согласно еврейскому тексту Иов имеет кажется все возможные атрибуты, которые присущи лучшим людям ТАНАХА – он и служитель, и праведник, и непорочен, и справедлив и богобоязненный, и чист. Как Авраам, или Ной.
Однако греческий текст одним словом ставит нас перед проблемой.
Согласно греческому тексту кроме всех этих характеристик, первой упоминается то, что Иов истинен ἀληθινός.  Проблема в том, что во всей Библии и ВЗ и НЗ истина принадлежит только Богу, истина и есть Бог. Соответственно термином «истинный» определяют исключительно Бога. А тут этим термином определяют человека. Более того, сам Бог называет Иова истинным.
Если истина — это Бог: «Я есть путь, истина и жизнь», то истинный человек Иов кто? Божественен? Наиболее близок к Богу? Наиболее богоподобен из людей? Наиболее близок к идеальному или человеку вполне? Иов что – супермен? И это при том, что сам Иов признает действие на себе первородного греха.
Тут перед вдумчивым читателем возникает трудность. Иудеев, которые принижали статус Иова, а то и просто почитали его за вымысел можно понять. Но иудейские теологи 3 века до Христа – переводчики книги на греческий, все же перевели как истинный и не дерзнули этот термин удалить или заменить на более «приличный» синоним.
Да что тут иудаизм. С точки зрения христианства история Иова ставит в тупик. После Воскресения Христа мы все стали телом Бога, в наших сердцах Бог живет, мы все обожились, стали потенциальными суперменами. Это понятно. Но Иов, древний ближневосточный царек, не знавший даже Торы. Кто он, что он, в чем Божий замысел об Иове?
Но книга, даже умаленный образ в еврейском тексте, не говоря уже о греческом рисует нам действительно истинного человека, в котором сошлись и слились все позитивные характеристики и дарования от Бога. Ведь уникальность Иова и его религиозный опыт - сравнимый с опытом Моисея и пророков, - это не только термины типа «истинный» но и вся его история.
Иов – это все вместе. Иов — это максимум человека, который только может быть до вочеловечивания Христа.
Именно благодаря такому его качеству Бог наградил Иова и материальными благами, и духовными дарами. Но даже когда у Иова все отобрали, он все равно не потерял своего качества божественности и не отошел от Бога.
Сам Бог дает характеристику Иову:"нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла" (Иов.1:8).
А раз у Иова такой большой статус, и такой духовный потенциал, - больше всех еврейских праведников и пророков, то и раскрыто ему Божьего Промысла также больше других. А что главное в Промысле Яхве? Правильно Христос-Спаситель. А что значит познавать – это соединяться с познанным.
А раз так, то Иов не может не искушаться, не может не страдать в контексте Спасения. Поскольку Иов условно второй человек после Христа на земле, то он не может не идти путем Христа. А путь Христа как известно это и страдания невинные и искушения от дьявола. Но с другой стороны этот путь предполагает и победу.
Книга Иова о том, как истинный Человек Иов прошел путем истинного Богочеловека Христа насколько это в принципе возможно человеку как таковому. Пройдя этот путь Иов с Божьей помощью, и себе самому и нам раскрывает тайну Спасения.


3. Тройное искушение Иова

Итак, приступим к рассмотрению текста книги Иова. Будем рассматривать максимально поверхностно, обращая внимание только на самое важное чтобы не увязнуть в глубоких нюансах книги и не потерять общую картину.
***
Иов – это истинный человек. Предельный дохристианский человек. Он верен Богу и не грешит. Также и в материальном плане Иов успешен. Он богат и вероятно занимает должность царя небольшого царства.
И вот дьявол говорит Богу, что весь мир принадлежит ему. Дьявол лжет, и Бог реагирует на эту ложь – Иов дьяволу не принадлежит. Дьявол с этим соглашается. Он знает Иова и знает его праведность.
И тут многие опускают важный момент – Иов ведь до этого не был огражден от искушений Сатана. Сатан его, как и всякого человека, регулярно искушал. Иов, как и всякий человек свободен и Бог уважает эту свободу, а значит допускает искушения от дьявола.
Иов знал эту реальность и боролся с искушениями. Об этом нам говорит его признание на себе первородного греха и тот факт, что Иов приносил жертвы за детей если те вдруг бы в мыслях, согрешили.
Держа в голове этот момент теперь, мы можем понять, что было дальше: «И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, - не проклянет ли он Тебя?» (Иов.1:9-11).
То есть дьявол говорит, что Иов — это не свободная любящая личность, а как робот и слепой раб. Ты ему материальные блага, а он в ответ покорность. Забери блага – не будет и покорности.
Дьявол опять лжет и провоцирует Бога. Что делать Богу?  Ложь и зло должно быть посрамлено. И Бог разрешает дьяволу усилить искушение Иова, дав добро забрать у него блага, детей и здоровье.
Зачем Бог подвергает страданиям и усиленным искушениям своего верного Иова? Бог что не свободен и зависим от уловок дьявола, вынужденно на них реагирует? Бог что, не мог смолчать или просто послать дьявола куда подальше?
На самом деле тут все зеркально наоборот – это Бог поймал дьявола в ловушку. Дьявол, еще со времен Адама и Евы, прекрасно знает о плане спасения от Бога, согласно которому кто-то из людей, победит дьявола и спасет творение. Когда дьявол увидел, что таким теоретически может быть первенец Евы – Каин, дьявол тут же накинулся его соблазнять и таки соблазнил.
Дьявол, когда хвалился что владеет всем миром, прекрасно знал об Иове и его особом статусе. Дьявол в своей тешуке к человеку слеп и безумен. Он пытается провоцировать Бога чтобы Тот позволил усиленно искушать Иова и таки его соблазнить. Дьявол слеп в своей похоти к человеку и думает только о возможности своей победы, тем более что у дьявола уже есть большое портфолио таких побед и дьявол верит в свою победу и над Иовом. Но слепая ненависть и гордыня дьявола не предусматривает возможность поражения.
А Бог знает, что так или иначе дьявол будет и посрамлен не раз и когда-то окончательно побежден.  Бог смотрит с перспективы победы, на фоне которой даже самые тяжелые земные страдания – ничто.
Кроме того, спор об Иове идет что называется публично. Потом его обязательно запишут в книгу и будут изучать. И Бог с перспективы победы разрешает дьяволу усиленно искушать Иова. Ведь если Иов устоит – то это будет еще один шаг на пути ко Христу. Люди тысячелетиями будут читать историю Иова и вдохновляться ею, готовясь тем самым понять и принять подвиг Христа. То есть Бог полагает на Иова мессианскую миссию. А ради такой сверхцели можно и нужно потерпеть, как терпит воин, воюя за своего господина.
Это не спор Бога с дьяволом, это используя слепую ненависть дьявола, Бог дает спецзадание своему служителю Иову дьявола посрамить, показать другим как это делать и тем самым приоткрыть тайну будущего Спасения. А как лучше всего дьявола можно посрамить? А максимально близко пройти тем же путем, которым в будущем пройдет Христос, когда Он будет окончательно побеждать дьявола.
Итак бой начался.
Иов терпит от дьявола страдания, лишается всего, и что дальше происходит? Правильно – резкое усиление искушений от дьявола. Конечно же сначала идет поток искушений в помыслах, однако Иов тут же эти искушения отбрасывает: «Тогда Иов встал и разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою и пал на землю и поклонился и сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно! Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге» (Иов.1:20-22).
Дальше страдания дьявол усиливает: «И отошел сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его. И взял он себе черепицу, чтобы скоблить себя ею, и сел в пепел. И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри. Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими» (Иов.2:7-10).
Дальше искушения идут уже не помыслами, а через людей. Первым таким агентом дьявола выступает жена Иова. Кстати видим насколько женщину дьявол часто использует. В искушении Адама поучаствовала Ева, теперь в искушении Иова участвует его жена. Жена говорит по сути то же, что до этого Иова приходило в виде помыслов. Иов не поддается и искушению женщиной. Иов тверд в вере и смиренно принимает скорби от Бога. Иов знает, что без Бога с ним ничего не может произойти, и раз Бог решил – то так тому и быть. То есть взять Иова нахрапом, как Адама, дьяволу не получается.
Но и до, и после Иова подобные и даже большие испытания переносили многие праведники. Чего только стоит жертвоприношение Авраамом Исаака. Ведь это искушение состоит в том, чтобы отречься от Бога, ослушаться Его. Это всякому праведнику безумие, и никакой праведник на это не пойдет, это по большому счету даже не искушение. Самое сложное Иова ожидает впереди, когда искуситель зайдет с другой стороны.
***
После этого, к Иову приходят друзья. Но они пока ничего не говорят и просто сидят возле Иова. Иов сидит семь дней на пепелище весь в болезнях и пытается осмыслить, что происходит. Важно отметить то, что после семи дней, когда начнется разговор, это будет уже чистая библейская поэзия.
Иов говорит речь, больше похожую на вопль. Он после первого шока осознает весь трагизм его положения. Он стенает и говорит, что лучше уж смерть. Но и смерть по Иову не панацея. Там в каком-то сонном положении пребывают и праведные, и грешные. Короче все плохо. Вероятно, Иов терпит и мысленные искушения от дьявола. Однако Иов и на миллиметр не сдвинулся со своей прежней позиции. Он оплакивает себя, но Бога никак не касается.
На вот этот вопль начинают реагировать его друзья.
Тут опять нужно обратить внимание на то, что обычно пропускают. В ближневосточных произведениях подобных книге Иова – в так называемых теодицеях, друг или друзья страдальца даже и споря с ним, обычно к страдальцу доброжелательны и сочувствуют. Они даже и споря – утешают его. Это же вроде бы выплывает из текста книги Иова:
«И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постигших его, и пошли каждый из своего места: Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и сошлись, чтобы идти вместе сетовать с ним и утешать его. И подняв глаза свои издали, они не узнали его; и возвысили голос свой и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу» (Иов.2:11,12).
После плача Иова, один из друзей начинает говорить, но уже из первых слов видно, что явно не утешать они сюда прибыли: «И отвечал Елифаз Феманитянин и сказал: если попытаемся мы сказать к тебе слово, - не тяжело ли будет тебе? Впрочем кто может возбранить слову!» (Иов.4:1,2). То есть мы тебе что-то хотим сказать и тебе неприятно будет нас слышать. Но нам плевать – мы все равно будем тебе говорить, нас не заткнуть. Не спросили они Иова надо ли ему, чтобы они его лечили и учили, они пришли с другой целью. Хорошие такие друзья-утешители.
И дальше очень поэтически, очень витиевато, иногда откровенно занудно, начинается между друзьями и Иовом жестокий спор, почти ругань с использованием грубых обвинений и крепких выражений. Никакого утешения там нет.
***
Однако на время оставим Иова и перенесемся на полторы тысячи лет вперед, во времена Христа: «Иисус исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню. Там сорок дней Он был искушаем от диавола и ничего не ел в эти дни, а по прошествии их напоследок взалкал» (Лук.4:1,2). Итак, Христос исполнился Св. Духа и выходит на свою проповедь. Он осознает, что его ждет не земной триумф, а страдания, поругания и смерть. Кроме того, длинный пост его изрядно утомил и физически ослабил. И вот на этом драматическом моменте к Нему подходит дьявол с тремя искушениями.
Мы привыкли довольно плоско рассматривать эти искушения и ответы на них. Мол Ты хочешь кушать – так сделай камни хлебом. Все намного глубже. Дьявол, зная с Кем говорит на самом деле, предлагает Ему неверные, но простые и безболезненные способы реализации миссии в этом мире. Даже не способы, а три парадигмы, мировоззрения, по которым предлагает Христу действовать:

  1. «И сказал Ему диавол: если Ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим» (Лук.4:3,4). Дьявол предлагает Христу действовать по принципам мира сего: Люди любят материальные блага, – значит дай их ему, и за тобой пойдут. А Христос отвечает, что материальное, хоть и важное, не может решить принципиальных проблем. И вообще логика мира сего в деле спасения жизни недостаточны. Нужно идти не за миром сим (князь которого кстати сам дьявол), а за Богом и Его Словом.

  2. «И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: «Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи» (Лук.4:5-8). Христос из рода Давида и имеет освященный традицией авторитет на занятие иудейского, да и вообще – мирового престола. Монархи, правящие Иудеей того времени, ведь не имели оснований для царствования, они не были из рода Давида, их воспринимали как самозванцев. А Христос – самое то, - согласно всем книгам, преданиям и традициям имеет право на царство. И народ с этим согласен. Да и царская власть это самая что ни есть исконно-посконная традиция. Но тут уже без обиняков Дьявол говорит, что эту политическую традицию авторитета и привычную всем власть Он сможет получить, только поклонившись главному правителю, "авторитету" этого мира – дьяволу. Христос, понятно, отвергает это предложения, обосновав, что Тора говорит служить и поклоняться исключительно Богу. Такая традиция ни к чему хорошему не приведет.

  3. «И повел Его в Иерусалим, и поставил Его на крыле храма, и сказал Ему: если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз, ибо написано: «Ангелам Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею». Иисус сказал ему в ответ: сказано: «не искушай Господа Бога твоего» (Лук.4:9-12). Тут дьявол предлагает третий путь – завоевать популярность и последователей мистикой и чудесами. Христос закономерно отбрасывает такой подход. Крутить мультики массам – это просто подкупать их тягу к зрелищам, никакого внутреннего перерождения это не даст.

«И, окончив все искушение диавол отошел от Него до времени» (Лук.4:13) – искушения прекратились, но только на время. Дальше Христос постоянно будет сталкиваться с ситуациями, когда от Него будут требовать хлеба, или следовать традициям «отцов», или знамения с чудесами. Ведь это так просто и на кресте висеть совсем не нужно. Эти три сатанинские парадигмы будут сопровождать Христа до самого его Распятия.
***
Но вернемся к нашим спорщикам - Иову и его друзьям. Внешний смысл этого спора таков. Еще раз. Иов принял скорби от Бога и подтвердил Ему свою верность. Иов стенает о себе, но Бога к этому не приплетает. Иов хочет умереть, но никаких самоубийственных шагов ни словом, ни делом не делает, смиренно оставляя свою жизнь на усмотрение Бога.
А его друзья ему говорят – Иов, окстись, то что тебе так плохо – это железобетонно значит, что ты большой грешник, ведь Бог без вины не карает. А то что ты не хочешь это признать, и в грехе покаяться, говорит, что ты Иов гордец и безумец.
За этим внешним смыслом лежит смысл более глубокий, ведь как разрешить эту проблему зависит от того какую концепцию теологии и антропологии принять. Друзья Иова формально говорят правильные вещи о справедливости и всемогуществе Бога и о слабости человека. Но по сути они предлагают чисто вавилонскую теологию, когда Бог показан как суперкомпьютер, который действует по простому алгоритму.
А Иов отвечает им, что не таков Бог и не таков человек, как образ Бога, и в процессе спора постепенно выдвигает другую концепцию Бога, человека и богочеловечества, вершину и суть которой Иов провозглашает и требует записать в 19 главе.
Интересно то, что трое друзей предлагают больному Иову на пепелище свою аргументацию в виде трех парадигм, каждый «друг» по парадигме, - и эти парадигмы идентичны тем, которыми дьявол искушал ослабленного Христа в пустыне.
И формально, на первый взгляд, друзья правы – Бог справедлив, Он карает грешных и праведных милует. Бог всесилен, а человек слаб. Но подаются эти формально правильные тезисы в чисто сатанинском аспекте. Так и дьявол в пустыне искушал Христа цитатами из Писания. Формально верными, но поданными лживо и криво.
Никакие это не друзья Иова – это люди, ставшие орудием искушения в руках Сатана. Иов кстати это осознает, ставя вопрос друзьям – а какого они духа? Интересно, что еврейский масоретский текст не только принижает Иова, но и пытается частично оправдать его друзей. В конце книги Бог говорит, что «вы говорили о Мне не так верно». Мол неправы друзья лишь частично. Но греческий текст неумолим: «не говорили вы предо Мною ничего истинного».
Итак, все идет аналогично будущему искушению Христа, только в порядке, зеркальном описанном у Луки.
Первый искуситель Иова это Елифаз. Он мистик, такой себе Кроули. Ему было видение якобы от Бога где он что-то краем глаза увидел: «И вот, ко мне тайно принеслось слово, и ухо мое приняло нечто от него. Среди размышлений о ночных видениях, когда сон находит на людей, объял меня ужас и трепет и потряс все кости мои. И дух прошел надо мною; дыбом стали волосы на мне. Он стал, - но я не распознал вида его, - только облик был пред глазами моими; тихое веяние, - и я слышу голос: человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?» (Иов.4:12-17). Но даже если это видение было от Бога, Елифаз его явно не понял. Опираясь на свою мистическую парадигму, Елифаз говорит, что Бог невинных не карает. А раз человек страждет, то это потому что Дух Бога так его обжигает за грехи. Поэтому нечего упрямиться – нужно напрямую обратиться к милостивому Богу, признать свою вину, и Бог не только простит, но и одарит многими ништяками.
Второй искуситель, Вилдад. Он традиционалист, такой себе Дугин, ревнует авторитет предания предков. Вилдад говорит то же самое, - что невинных Бог не карает, а Иов виновен и не должен отнекиваться, а признать вину, но основывается уже не на мистическом опыте, а на предании отцов: «Ибо спроси у прежних родов и вникни в наблюдения отцов их; а мы - вчерашние и ничего не знаем, потому что наши дни на земле тень. Вот они научат тебя, скажут тебе и от сердца своего произнесут слова» (Иов.8:8-10).
Третий искуситель - Цофар. Он рационалист, такой себе Маркс, - и разумом, логикой мира сего, доказывает Иову то же, что и два других друга: «размышления мои побуждают меня отвечать, и я поспешаю выразить их» (Иов.20:2).
Повторюсь, что эта дискуссия очень долгая, жесткая и взаимно обвинительная. Иов на все это отвечает, что ему очень плохо, но своей вины он не видит.  Но также в ответ на три дьявольские парадигмы друзей, Иов постепенно выдвигает собственную, верную и богоугодную.
Но об этом мы будем говорить позже.


4. Теология Иова

Итак, друзья Иова стали орудием дьявола и искушают Иова каждый на свой лад.
Спор идет на основании одних и тех же тезисов о всемогуществе, всеведении и справедливости Бога, но каждая сторона подает их в ином контексте. Важно также отметить, что во время спора стороны никак не уступают со своих позиций.
Но на этом фоне среди прочих многих слов Иова выделяются ряд теологических тезисов, которых у друзей и близко нет, и которые эти друзья, когда Иов озвучивает, совсем не могут понять.
***
Первый важный момент, который Иов несколько раз упоминает гласит, что Иов еще до всех этих событий получил от Бога большую мудрость и Откровение.  Иов пытается максимально это Откровение усвоить, понять и применить. Иов, в ответ на пустые мудрствования друзей утверждает, что Премудрость это и есть Бог, и доступ к Ней сильно ограничен и почти ни у кого нет до нее доступа: «Откуда же исходит Премудрость? и где место разума? Сокрыта Она от очей всего живущего и от птиц небесных утаена. Аваддон и смерть говорят: ушами нашими слышали мы слух о ней. Бог знает путь Ее, и Он ведает место Ее. Ибо Он прозирает до концов земли и видит под всем небом. Когда Он ветру полагал вес и располагал воду по мере, когда назначал устав дождю и путь для молнии громоносной, тогда Он видел Ее и явил ее, приготовил Ее и еще испытал Ее и сказал человеку: вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум» (Иов.28:20-28).
Но дальше Иов говорит, что еще до всех несчастий ему эта Премудрость светила: «в те дни, когда Бог хранил меня, когда светильник Его светил над головою моею, и я при свете Его ходил среди тьмы… князья удерживались от речи и персты полагали на уста свои; голос знатных умолкал, и язык их прилипал к гортани их. Ухо, слышавшее меня, ублажало меня; око видевшее восхваляло меня… Я облекался в правду, и суд мой одевал меня, как мантия и увясло. Я был глазами слепому и ногами хромому; отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно» (Иов.29:2-16).
Но также Иов знает, что вскоре Бог ему откроет еще откровений (так и будет – Бог в конце обратится к Иову с большой речью), и Иов трепещет, чтобы все это верно понять и усвоить: «Узнать бы мне, словами какими которые Он речет мне и понять бы что Он скажет мне» (Иов 23:5).
В своем первом вопле Иов Бога никак не привязывает к своей проблеме, ибо еще перед этим он смиренно принял страдание. Однако однажды Бога таки упоминает и именует Его (смотрим как более ясный греческий текст): «Тот, кто одолеет Великого кита» (Иов 3:8). Великий кит или большая рыба – морское чудовище, одно из библейских имен дьявола. Итак, первое теологическое упоминание Иовом Бога – это Тот, Кто победит дьявола. Ничего и близко подобного у друзей нет. Вот первый камень в теологической концепции Иова, которую он получил от Бога ещё до страданий.
Дальше, в главе 9 Иов вводит абсолютно новое богословское понятие: «Ибо Ты не человек еси, как я, с которым я буду судиться, что­бы нам вместе прийти на суд. О, если бы был Посредник между нами, и обличающий, и выслушивающий посреди нас двоих» (Иов греч. 9:32-35). Человек – не Бог и между ними пропасть. Ее преодолеть может только Посредник. Посредник, евр. מוֹכִ֑יחַ, дословно «разрешающий» (спор), «выносящий решение» (судебное), греч. μεσίτης посредник, миротворец.
Кто же это может быть? Ведь со стороны человека Посредник должен быть как человек, а со стороны Бога как Бог! Еще невероятнее говорит еврейский текст: «разрешающий спор, который может положить руку на нас обоих». Положить руки, обычно на головы или плечи спорящих – древнейший жест судопроизводства при провозглашении решения (помните, как боксеров и борцов судьи объявляют победителями?).
Вы можете себе такое представить: Яхве и человек, и тут появляется кто-то Третий, кто полагает руки на обоих. Даже гипотетически такое представить, не то что публично объявить, как Иов, – это даже с христианской перспективы перебор, а с точки зрения древнего иудаизма за такое и камнями побить могли. Греческий текст пытается это смягчить более абстрактными словами, но масореты это оставили как есть. Так Иов впервые в теологии вводит понятие посредника-Богочеловека. Но это только начало.
Отметим, что чем больше разворачивается спор, тем более Иов водит рассуждения о Боге в свои слова и тем чаще обращается к Богу лично на Ты, чего друзья его не делают ни разу.
В 12 главе Иов делает еще одно важное заявление. Бог оказывается не только победит дьявола, но упразднит смерть и ад: «Бог открывает глубины из тьмы и вывел на свет тень смерти» (Иов 12:22).
Дальше в 13 главе Иов ополчается на друзей и обвиняет их во лжи и лицемерии. Более того Иов будет их обвинять на суде Бога: «Но, однако же, и я к Господу возглаголю, обличу же пред Ним, если Он захочет. А вы сплетчики лжи; все вы бесполезные врачи. О, если бы вы только молчали! это было бы вменено вам в мудрость. Выслушайте же рассуждения мои и вникните в возражение уст моих. Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду и для Него говорить ложь? Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему и за Бога так препираться? Хорошо ли будет, когда Он испытает вас? Обманете ли Его, как обманывают человека? Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши — оплоты глиняные. Замолчите предо мною, и я буду говорить, что бы ни постигло меня. Для чего мне терзать тело мое зубами моими и душу мою полагать в руку мою? Если меня одолеет Сильный, хотя Он и начал, конечно, возглаголю и обличу пред Ним. И это уже в оправдание мне, потому что лицемер не пойдет пред лице Его! Выслушайте внимательно слово мое и объяснение мое ушами вашими. Вот, я завел судебное дело: знаю, что буду прав» (Иов.13:3-18). Обычно этот текст толкуют и переводят что это о себе о свое оправдание будет спорить с Богом Иов. Но ясно видно, что Иов говорит, что будет осуждать друзей пред Богом. Иов раскрывает им (и нам) великие тайны Яхве, а друзья как бараны гнут свою глупость.
Иов что, будет среди судей? Кто он такой, чтобы судить кого-то, тем более вместе с Богом?
В 14 главе, даже синодального перевода, Иов раскрывает еще одну тайну Бога: «Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается. И на него-то Ты отверзаешь очи Твои, и меня ведешь на суд с Тобою? Кто родится чистым от нечистого? Ни один» (Иов.14:1-4). Тут Иов говорит, что в результате первородного греха все нечисты и потому век человека краток и печален. Это ясно. И дальше: «человек ляжет и не станет; до скончания неба («пока небо не будет сшито», в греч.) он не пробудится и не воспрянет от сна своего» (Иов.14:12). Сложно понять, что это значит – небо сшить, но этот стих говорит, что смерть, «сон», «успение» человека временно. Дальше яснее в греческом тексте: «Ибо если умрет человек, жив будет, скончав дни жития своего. Подожду, пока опять буду» (Иов.14:12). Иов четко ожидает воскресения из мертвых. И наконец: «После Ты позовешь, и я отвечу тебе: Дел же рук Твоих не отвращайся. Ты запечатал беззакония мои в мешок, замазал грех мой» (Иов.14:12), то есть Бог простит грех, в том числе упразднит грех первородный.
Имеем следующую картину – всяк человек грешен. Поэтому он умрет, и попадет в Шеол. Потом наступит момент и человек воскреснет, Бог человека позовет и снимет с него первородный грех. Вот такая схема спасения.
В следующей, 16 главе Иов заявляет: «И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!» (Иов.16:19). Кто это? Вспомним, что раньше Иов говорил, что для решения и его личной и вообще человеческой проблемы нужен Посредник-Богочеловек. Теперь же Иов называет решителем его проблемы одновременно и Свидетелем, и Защитником (в обычных судопроизводствах адвокат не может быть одновременно и свидетелем). Скорее всего речь идет о том же Посреднике. Только сначала Иов говорил, что хорошо бы иметь такого Посредника, а теперь он говорит, что этот Посредник уже есть и обитает Он на Небесах.
В 17 главе Иов опять, еще не закончив дискуссию уже судит, выносит вердикт друзьям (этот же вердикт потом подтвердит и Бог) и призывает выслушать его, ибо в следующей речи он скажет что-то очень важное: «Выслушайте, все вы, и подойдите; не найду я истины между вами» (Иов.17:10).
И вот в 19 главе знаменитый апофеоз и теологии Иова и всей книги, который Иов призывает увековечить: «Я знаю ведь, что Вечный существует, намеревающийся избавить меня на земле. Да восставит/воскресит кожу мою, вытерпевшую это – ведь от Господа это мне исполнилось. Это я в себе самом хорошо знаю; это глаз мой увидел, а не другой. Все же мне исполнилось в утробе». В еврейском тексте там есть еще стих: «из плоти моей увижу Бога».
В этом месте Иов связывает все то что, он говорил до этого воедино:

  1. Бог победит дьявола.

  2. Бог победит Ад и смерть.

  3. Есть посредник, который соединит в себе человека и Бога.

  4. Будет всеобщее воскресение.

  5. Будет упразднен грех.

  6. Посредник жив как, и Бог жив. Они одно. И Он как Бог на небесах обитает.

Наконец именно этот Посредник, Избавитель, который жив, произведет воскресение из мертвых, прощение грехов, а Иов каким-то невероятным способом видел это все сам глазами, и осознал это в сердце своем. Бога увидеть человеку, а тем более человеку падшему, нельзя, ну разве только краешек, тень Его. Но в Том Посреднике-Искупителе Бога узреть можно. Как говорит Евангелие от Иоанна – глазами человек увидеть Бога может только Богочеловека Христа, который Бога людям и являет.
То, что Иов видел Христа до воплощения на земле, знала и древняя христианская традиция. Существует даже икона – Иов видит Христа.

***
В следующей речи, в главе 23, Иов говорит, что нашел Господа: «Кто бы знал, что я найду Его и приду к завершению?», что Господь его испытал и очистил как золото: «Он знает путь мой, испытал меня – как золото я вышел», и как мы уже упоминали, Иов готовится и трепещет чтобы услышать и освоить слова которые ему скажет Бог: «Узнать бы мне, словами какими которые Он речет мне и понять бы что Он скажет мне» (Иов 23:5).
К сожалению друзья Иова ничему не вняли и продолжали упорствовать в своей лжи, поэтому Иов готовится обличать и опять судит друзей: «Изреку суд мой, уста мои полны обличений» (Иов 23:4).
В конце главы Иов говорит, как повлияло на него Откровение от Бога, греч: «В недре своем я сокрыл слова ЕгоЧерез это к Нему я усердно устремился, полагая на сердце – ведь думал о Нем. Поэтому я трепещу пред лицом Его; я постигну — и буду устрашен от Него. Господь смягчил сердце мое, и Вседержитель позаботился обо мне» (Иов.23:12,15,16). Иов получил откровение от Бога, и живёт с ним размышляя и познавая его. Что-то у Иова на сердце еще есть, но он это не дерзает озвучить (потом эти мысли Иова разберет и разовьет Бог).
Друзья не унимаются. Вилдад в 25 главе говорит, что человек гной. А Иов в 26 главе ему отвечает - ты кто такой чтобы давать советы Богу. Ты какого духа?
Дальше Иов завершает свою теологию, вообще по сути пересказывая Апокалипсис. Цитируем греческий: «Столпы неба заколебались от порицания Его. Силою Он укротил море и разумом поразил Великого кита. Запоры неба убоялись Его, повелением умертвил змея-отступника» (Иов.26:11-13).  В еврейском тексте это «змей бегущий». Змей бегущий בָּרִֽיחַ נָחָ֥שׁ или в греческом δράκοντα ἀποστάτην.
Итак, море – дьявольские силы, Бог укротит, Бог уничтожит морское чудовище - Зверя, и змея ходящего, человекоподобного, отступника, то есть Лжепророка-Антихриста убьет. Мы этот вопрос разбирали в статье о зверях Апокалипсиса.
Вот такая мощнейшая и уникальная теология Иова.
В конце концов в 27 главе Иов в последний раз осуждает друзей, и провозглашает возвышенную речь, в которой с большой уверенностью говорит о своей невиновности и праведности.

На этом люди умолкают и слово берет Бог.


5. Триумф Иова

После завершения последних речей друзей и самого Иова, появляется некто Элиуй и толкает длиннющую речь. Сначала он вроде пробует примирить Иова и друзей, но в конце концов Иова он не понимает и переходит на сторону друзей.
Уже давно возникли подозрения, что речь Элиуя это вставка времен Иудейского царства, а может и Второго Храма. Нигде в тексте ни до, ни после Элиуй не упомянут, Иов ему не отвечает, и Бог не дает ему оценку. Имя Элиуй явно иудейское, а по тексту видно, что он знаком с пророческой традицией ВЗ. И вообще принципиально ничего нового эта речь в смысл книги не вносит.
Поэтому мы пропускаем ее и переходим к заключительной части книги - речи Бога.
***
Речь Бога в книге Иова – самый сложный и насыщенный текст Библии. Мы не будем тут разбирать большинство теологических, антропологических и демонологических образов этой речи – для этого нужно отдельную книгу писать. Однако мы обратим внимание на те черты этой речи, которые касаются самого Иова и которые помогут нам сложить единую картину книги Иова.
Начинается речь с обращения Бога к Иову. Согласно еврейскому тексту Бог порицает Иова за слова без смысла, то есть на ошибки и неправду: «кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?» (Иов.38:2). Еврейский текст принижает Иова и делает его хотя-бы частично виновным в ереси. Однако текст греческий говорит совсем об ином: «Кто сей, таящий от Меня помысел, а слова содержащий в сердце. От Меня ли он их мнит таить?». Иов имеет какие-то сокровенные промыслы в сердце. Какие они – верные или ошибочные мы не знаем. Так или иначе Иов их не озвучивает и никаких слов не говорит.
Может Бог осуждает Иова за плохие мысли? Вряд-ли, потому что мы знаем примеры, когда в эмоциональном порыве во время спора Иов говорит что-то, а потом одергивает себя, осознавая что сказанное может быть ошибкой. То есть Иов блюдет свои слова и мысли. Вообще Бог нигде Иова в прямом грехе не обвиняет, но подтверждает его истинность и праведность. С другой стороны, в словах Бога ощущается если не обвинение, то укор Иову.
Раскрытие этой проблемы явно есть в речи Бога, точнее в диалоге, потому что по ходу речи Иов также что-то немного говорит. Сразу скажу, то что прямо читается в этом диалоге, - что-то очень невероятное и очень тяжело понимается, - но понадеемся, что Бог поможет нам разобраться в этом.
Итак, когда все высказались и умолкли, обращается Яхве к Иову из бури. Бог обращается с определенным укором к Иову, что он якобы таит от Бога свои мысли в сердце. Вообще речь Бога, состоит из двух частей. Первая часть, более грозная, когда Бог обращается к Иову из бури — это общий религиозный экскурс – о творении мира, об ангелах, о дьяволе, и о том, как Бог дьявола ограничил.
Важно отметить, что Бог многое в своей речи, особенно в первой части, берет не впервые, а развивает и углубляет то, что раньше говорил о Боге Иов. Самый яркий пример – Иов говорит о звездах и созвездиях, и о том что Бог их создал: «Он один распростирает небеса и ходит по высотам моря; сотворил Ас, Кесиль и Хима и тайники юга» (Иов.9:8,9). В первой части речи Бог более развернуто описывает те же звезды и что они значат: «Можешь ли ты связать узел Хима и разрешить узы Кесиль? Можешь ли выводить созвездия в свое время и вести Ас с ее детьми? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?» (Иов.38:31-33).
В первой части речи Бог, после описания творения, укрощения Сатана и т.п., говорит: «Ты знаешь это, потому что ты был уже тогда рожден, и число дней твоих очень велико» (Иов.38:21). В те далекие времена Иов был рожден, число лет его большое и Иов кое-что из описанного Богом уже знает.
Мы знаем из книги возраст Иова и не мог он быть рожденным во времена творения мира. Тут ответ может быть только один. В Библии говоря о человеке иногда речь идет о каком-то конкретном человеке, а иногда о человеке как человечестве. То есть Бог обращаясь на «ты» к конкретному человеку Иову, на самом деле обращается к нему как всему человечеству, которая действительно создано очень давно.
Мы знаем, что Иов уникальный человек, - истинный, поэтому Бог в лице Иова рассматривает и обращается ко всему человечеству, человеку как таковому. Бог говорит не просто с Иовом, а с человечеством, со всеми нами.
Бог заканчивает первую часть Своей речи тем, что обращается к Иову: «Отклонится ли сей от суда с Вседержителем? Обличающий Бога будет ли отвечать Ему?» (греч.Иов.40:2). То есть - и после всего этого ты будешь спорить и судиться с Богом? Иов ошарашенный от услышанного в речи отвечает – после того, что я услышал нечего и говорить, нужно молчать: «Буду ли я судиться - вразумляем и обличаем от Господа? Слушающий таковое - я ничто есмь. Какой же я ответ на это дам? Руку положу на уста мои. Единожды я говорил, вторично и больше не прибавлю» (греч.Иов.40:4).
Вторая часть речи Бога принципиально иная. Бог обращается уже не из бури, но из облака. Тон речи смягчается. Бог собирается сказать что-то принципиально иное, чего еще не говорил. Сначала Бог говорит - э не, не спеши отказываться. Ты так долго хотел суда – вот тебе суд от Бога: «Не отвергай суда Моего. Думаешь, Мне иначе вынести о тебе решение, нежели чтоб ты явился праведен?» (греч.Иов.40:9).  Учитывая, что Бог всю речь ведет в виде риторических вопросов, то этот стих значит: Иов, не отказывайся от суда Бога, ибо Бог не вынесет о тебе решения другого кроме как оправдательного. Ведь Бог на стороне Иова и не раз подтверждает его праведность. То есть Бог не обвиняет Иова в том, что тот хотел суда. Суд состоялся, и он подтвердил праведность Иова. Происходит смягчение укора Бога к Иову. Но это только начало. А дальше идет то, что не зная контекста, мы бы приняли за какой-то мессианский псалом: «Прими же высоту и силу, в славу и честь облекись. Пошли ангелов гневом и всякого надмерного смири, гордого угаси, нечестивого сгнои, сокрой их всех в прах, лица их бесчестием наполни. Признаю тогда, что может твоя десница спасти» (греч.Иов.40:10-14).
Бог говорит Иову облечься в высоту и силу, честь и славу. Высота и сила – это атрибуты Бога. Бог в вышних. Честь и слава – это облачение Бога. Иову Бог говорит – восприми божественность. Дай приказ ангелам, победи зло. И тогда, Бог утверждает, рука Иова будет спасать.
То есть то, о чем говорил Иов в споре с друзьями - что придет Спаситель, то что о спасителе Бог раскрыл в своей первой части речи, это будет делать обоженый Иов и все обоженое человечество в его лице. Ничего себе перспектива: Иов и все человечество в его лице станет-таки Победителем и Спасителем!
Однако в этом гимне, который поет Бог (!) человеку-Иову, есть небольшое сомнение, и даже может грустный сарказм. Вот ты Иов победи злых и горделивых, и Бог будет исповедовать, что Иов может-таки спасти. Бог и до этого и сейчас признает праведность и истинность Иова. Но праведности явно недостаточно для Спасения.
Бог прерывает этот гимн утверждением о том, что есть дьявол Бехемот-Левиафан. И он мешает: «Однако вот – Бехемот (скот) пред тобой, траву - равно как волы, он ест...» (греч.Иов.40:15). Бог описывает дьявола с 15 до 32 стиха главы 40. Это очень большая и страшная сила, и человеку ее не победить.
Левиафан уготован для Самого Бога. Бог победит его: «Ты не видел его? Не удивляешься ли сказанному? Не ужасаешься ли, что он уготован Мне? Ибо кто есть противоставший Мне? Или кто противостанет Мне и стерпит, если вся поднебесная Моя есть?» (греч.Иов.41:1-3). И дальше целую главу Бог подробно описывает Левиафана.
Суть второй части речи Бога – что человек мог бы спасти себя сам, но есть дьявол, который мешает этому и человеку не дано самому дьявола победить, - это возможно только Богу.
Можно подумать, ну хорошо, всемогущий Бог может и дьявола победить и человечество спасти Сам, чисто как Бог. Но в книге Иова и сам Иов, и Бог утверждают, что в спасении должен участвовать и человек, ведь Посредник должен иметь и человеческую природу. Дело спасение будут делать и человек, и Бог вместе. Эта связка Бога и человека, Богочеловечество и является сутью Мессии-Христа, который и человек вполне, и Бог вполне. Вот какую тайну раскрывает нам книга Иова.
***
После всего этого Иов похоже полностью понял главную тайну Спасения: «Отвечая же, Иов сказал Господу: «Ведаю, что все можешь, и невозможно Тебе ничто. Кто есть таящий от Тебя помысел? Он воздерживается от словес, и от Тебя ль он мнит таить? Кто ж возвестит мне, чего я не ведал, великое и дивное, чего я не знал? Послушай, же меня, Господи, да и я возглаголю, буду спрашивать Тебя, - Ты же меня научи. Слухом уха я слышал Тебя прежде, ныне же око мое видело Тебя. Поэтому я укорил себя сам и истаял, и полагаю себя прахом и пеплом» (греч.Иов.42:1-6).
Иов видел Бога и до того, но теперь он все охватил вполне, и уже нет у него вопросов и сомнений в сердце. Может поэтому Бог делает не обвинение, а укор Иову – за сомнение и за то, что своими воплями о суде за невинное страдание Иов забыл что он, и все человечество в его лице с Богом будут совершать тайну спасения вместе.
Тут есть очень интересный момент: «Поэтому я укорил себя сам и истаял, и полагаю себя прахом и пеплом». Насчет смирения Иова и признания вины и покаяния. Часто приводят пример что Иов говорит, что полагает себя в прах и пепел и этим якобы принижает сам себя, признавая свой грех.
Но это только звучит смиренно. Пусть нас это не вводит в заблуждение, ведь была одна история, когда Бог решил покарать Содом: «Авраам же еще стоял пред лицом Господа. И подошел Авраам и сказал: неужели Ты погубишь праведного с нечестивым?  может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? неужели Ты погубишь, и не пощадишь [всего] места сего ради пятидесяти праведников, [если они находятся] в нем? не может быть, чтобы Ты поступил так, чтобы Ты погубил праведного с нечестивым, чтобы то же было с праведником, что с нечестивым; не может быть от Тебя! Судия всей земли поступит ли неправосудно? Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу [весь город и] все место сие. Авраам сказал в ответ: вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел: может быть, до пятидесяти праведников недостанет пяти, неужели за недостатком пяти Ты истребишь весь город? Он сказал: не истреблю, если найду там сорок пять» (Быт.18:22-28).
Авраам как и Иов стоит пред Богом и говорит, что полагает себя в прах и пепел, и тут же дерзает торговаться с Богом чтобы Тот изменил свой замысел! Это фраза по форме смиренна, а по сути это один из примеров высшего религиозного дерзновения, ведь после этой фразы Авраам требовал от Бога пощадить Содом, и Бог прислушивался к требованиям Авраама.
Так же и Иов получает большое дерзновение ходатайствовать о прощении и пощаде для других.  История же завершается тем, что Иов принимает участие в прощении грехов его друзей, ведь друзья ничего верного не сказали ни о Боге, ни о служителе Бога Иове: «И было после того, как изрек Господь все глаголы сии Иову, сказал Господь Елифазу Феманитянину: «Согрешил ты и оба друга твои, ибо не глаголали вы предо Мною ничего истинного, как служитель Мой Иов. Ныне же возьмите семь тельцови семь овнов и идите к служителю Моему Иову, и он сотворит жертву о вас. Иов, служитель Мой, помолится о вас, ибо только лице его приму, ибо если б не его ради, Я погубил бы вас, ибо вы не глаголали истины на служителя Моего Иова». И пошли Елифаз Феманский,и Валдад Савхитский, и Софар Минейский, и сотворили, как повелел им Господь. И разрешил Господь грех их ради Иова» (греч.Иов.42:7-9). Иов ходатайствует пред Богом и ради Иова Бог прощает. Точно также Христос будет ходатайствовать за все человечество и спасет его.
Книга заканчивается триумфом Иова: «Господь же возвеличил Иова: когда он помолился и о друзьях своих, оставил им [Господь]грех [их], и дал Господь вдвое того, что было прежде, Иову - в удвоение» (греч.Иов.42:10). Важно отметить что Бог возвеличивает и одаривает Иова именно после того как тот помолился о прощении грехов друзей, и Бог эти грехи простил. Именно прощение грехов есть венец миссии Иова. Точно также упразднение греха всего человечества будет венцом служения Мессии.
Бог дал Иову всего вдвое чем было изначально. Только детей дал то же количество что было раньше. Бог не воскресил Иову его погибших детей, но Иов уже познал тайну спасения, и он получил утешительные знания, что погибшие его дети у Бога живы и воскреснут в День Яхве.
***
Теперь пред нами наконец вырисовалась смысловая, теологическая картина книги Иова. Как видим Иов прошел все что и Мессия:
1.       Иов божественен, ему много дано и материального, и духовного. Это максимальный человек. Как и Христос – Иов человек вполне, то есть он уникален среди всех людей до Христа.
2.       Иову, как и Христу Бог раскрыл промысел Свой.
3.       Иов невинно страдает от дьявола, как и Христос.
4.       Иов искушается дьяволом в виде друзей так же, как и Христос. И искушения выдерживает.
5.       Иов сам не погрешил пред Богом ни ересью, ни грехом. Бог Иова нигде и ни в чем не обвиняет.
6.       Иов обвиняет и судит друзей.
7.       Иов участвует в прощении грехов – грехов его друзей.
8.       Триумф.
Это все кроме воскресения из мертвых и окончательной победы над дьяволом, которые может сделать только Бог. История Иова это и прообраз Мессии, и предел возможностей человека в промысле Спасения. Как у Христа дьявол своей слепой тешукой привел Его к смерти, но тем самым погубил свою власть и раскрыл Ад, так и у Иова – искушаемый и страждущий от дьявола, он тем самым наверное первым среди людей смог принять и освоить Откровении о Богочеловеке.
В книге Иова вообще очень много мессианских знаков и стихов. Читая ее легко узнаются строки из мессианских псалмов и пророчеств.
Особенно яркий момент слышим у ревнителя традиции, прототипа фарисеев, Вилдада: «Если же ты взыщешь Бога и помолишься Вседержителю, и если ты чист и прав (истинен), то Он ныне же встанет над тобою и умиротворит жилище правды твоей. И если вначале у тебя было мало, то впоследствии будет весьма много» (Иов.8:3-7). Это полный аналоги евангельской ситуации, когда фарисеи распятому Христу говорили: «Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста. Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: «Я Божий Сын» (Матф.27:39-43).
Страдание Иова – это служение его Богу, чтобы явить нам тайну спасения. В первый раз, при разговоре с дьяволом (греч.Иов 1:8) Бог немного странно назвал Иова παῖς. Это слово означает дитя, молодой слуга, молодой раб, да и просто «мальчик на побегушках». Но уже при втором разговоре, когда у Иова все забрали (греч.Иов 2:3), когда Иов начал страдать, так и в конце книги, Бог называет Иова θεράπων. Этот термин также может означать «служитель», «слуга», но это особый «слуга», да и не всегда это значит «слуга». Термин θεράπων имеет первичное значение соратник, боевой товарищ, приближенный. То есть смысл служения и уровень совсем иной. Страдания Иова — это служение Богу как Другу и Соратнику.
История Иова нам являет будущую историю Мессии. Чтобы по максимуму ее реализовать, насколько это возможно человеку, Иов претерпевает и страдания и искушения. В истории Иова мы видим то как в реализации тайны Богочеловека будет участвовать человек (что показывает нам история Иова) и Бог. Также книга показывает в Богочеловеке Христе где граница возможностей человеческой природы (которую нам являет Иов) и где необходимо участие природы божественной.
***
Наша поверхностная работа показывает лишь общий сюжет и дух этой книги. И ознакомившись с ней, дальнейшее изучение книги Иова будет выглядеть совсем в ином свете. Однако спешу вас огорчить. Просто взять синодальную Библию или любой другой перевод и начать читать книгу Иова, приведет вас в тупик. Вы ничего не поймёте.  Я не советую читать книгу Иова без:
1.       Знания основ древнегреческого и иврита.
2.       Без постоянного сравнения двух – греческого и масоретского текста
3.       Без дословного подстрочного перевода с обоих текстов.
4.       Без всех возможных переводов, которые есть.
5.       Без толкований того же Авдеенка, и прочих экзегетов.
Всем этим нужно обложиться и довольно длительное время работать. Лично у меня нет ни необходимой квалификации, ни времени чтобы разобрать Иова хотя бы на уровне того как я разбирал Апокалипсис. Поэтому ограничился тем на что хватило сил, умения и вдохновения.
Теги: богослів'я
Переглядів: 159
Функція коментування доступна тільки зареєстрованим користувачам. Будь ласка, увійдіть або зареєструйте собі еккаунт.
<< Назад Наверх
АВТОРИЗАЦІЯ
 
Реєстрація Забули пароль?
ОСТАННІ ПУБЛІКАЦІЇ
12 Жовтня 2022, 18:37
Kondratio
15 Вересня 2022, 20:49
Kondratio
10 Квітня 2022, 16:12
Kondratio
25 Грудня 2021, 12:09
Kondratio
19 Листопада 2021, 00:38
Kondratio
22 Вересня 2021, 16:12
Kondratio
22 Вересня 2021, 16:06
Kondratio
13 Серпня 2021, 04:14
Kondratio
4 Серпня 2021, 16:54
Kondratio
4 Серпня 2021, 16:45
Kondratio
©2006-2022 - Український Богословський Сайт